January 18th, 2017

автоматы

Отчужденная Украина. Часть 1.

Оригинал взят у flackelf в Отчужденная Украина. Часть 1.
Первая часть статьи журналиста газеты "Гудок", проживающего в Саратове. Он примерно мой ровесник и родом из Бердянска (Запорожская область, УССР). В 80-е годы его семья переехала в РСФСР, но Украина всю жизнь была темой, не дававшей покоя Александру Тиховоду.
Возможно некоторые утверждения Александра покажутся спорными. Я просто публикую статью в том виде, в каком он ее прислал.


Я с ним познакомился, благодаря своим железнодорожнымд публикациям в ЖЖ

Три симпатичные девушки и приятной наружности мужчина, которого зовут Мыкола Орешко – участники фольклорной группы «Дулiби» - так называется несколько сел на Украине в областях к западу от реки Збруч, где с 1815-го по 1918 год проходила граница между Российской и Австрийской империями. Поют прекрасно: слушаю «Рiпку», «Зелений дубок», «Ой мамо, люблю Гриця» в их исполнении. Эти артисты живут в городе Ровно, хоть и принадлежавшем российской короне, а посему формально не относящемся к территории Западной Украины, но по «пассионарности» (слово ставлю в кавычки, ибо здесь оно подразумевает не конструктивные действия, а стихию) не уступающем Галиции. Народное песенное искусство не должно явно служить идеологии, однако художественный руководитель ансамбля – Орешко, всячески подчеркивает свое кредо националиста - даже во время рыбалки фотографируется рядом с установленным на надувной лодке красно-черным флажком «Правого сектора», чтобы выложить снимки на страничке в «Фейсбуке». Группа, по-украински – етно-гурт, постоянно выступает на фестивалях, не прославляющих толерантность. За сценой на одном концерте "Дулiбов" возвышался баннер – «Перемога пiд Оршею», - здесь имеется в виду не сражение 1941 года в Белоруссии, а на первый взгляд уже неактуальная битва шестнадцатого века, завершившаяся победой польско-литовских войск над московскими воеводами (такие исторические события для белорусских змагаров и украинских свидомитов всегда повод для совместного шабаша). Зададимся вопросом – благосклонно ли восприняла бы общественность саратовский коллектив народной музыки и танца, появись тот перед публикой на сходке черносотенцев? И ответ в этом случае очевиден, ведь Россия и Украина сегодня – два разных мира. То, что здесь вызывает неприятие и осуждение, там открыто поощряется.
                                                                                                                                             

Collapse )

автоматы

Отчужденная Украина. Часть 2.

Оригинал взят у flackelf в Отчужденная Украина. Часть 2.
Вторая часть статьи журналиста газеты "Гудок", проживающего в Саратове. Он примерно мой ровесник и родом из Бердянска (Запорожская область, УССР). В 80-е годы его семья переехала в РСФСР, но Украина всю жизнь была темой, не дававшей покоя Александру Тиховоду.
Возможно некоторые утверждения Александра покажутся спорными (По части Донбасса лично я далеко не со всем согласен).
Я просто публикую статью в том виде, в каком он ее прислал.

Я с ним познакомился, благодаря своим железнодорожнымд публикациям в ЖЖ

О Донбассе отдельный разговор. Причины войны, вспыхнувшей там, очевидно, в последнюю очередь объясняются национальной подоплекой. Напомним, что на референдуме 1 декабря 1991 года за независимость Украины проголосовало 80-85 процентов жителей Донецкой и Луганской областей, и среди них тогда, судя по всему, даже речи не велось о том, чтобы уйти в Россию вместе с инфраструктурой. Юнионистский тренд был в то время непопулярен, и его не смогла бы в Донбассе продвинуть ни одна политическая сила. Понятно, здешний социум высказался за «европейские ценности в составе единой Украины», за сытую жизнь, и будь этот вектор развития сколько-нибудь реализован, то ни в Донецке, ни в Луганске не говорили бы о России в благостном тоне. Сильно сомневаюсь в том, что поменяйся россияне, с народом Донбасса ролями – у них благополучие хотя бы как в Польше, а нам пришлось бы спасаться от войны, - облеченные властью донецкие стали бы помогать беженцам. Да они медного гроша и тряпки - наготу прикрыть, - не дали бы! Хочется ошибиться в этом выводе, но - «факты – упрямая вещь».
       Имидж Донбасса - внешний глянец, в СССР был образцово-показательным. Его жители представлялись крепкими, радушными и советскими до мозга костей людьми. Пропаганда их собирательно-героического образа – заслуга и саратовца, актера Бориса Андреева: в знаменитом фильме «Большая жизнь», изображая горнорабочего, тот маршировал с отбойным молотком на плече и пел: "Идет вперед стахановское племя, идут шахтеры в бой за уголек!". Однако нельзя отрицать, что в этом промышленном крае, где мало коренных (с родословной еще с Юзовки), силен российский этнический элемент, гремучая смесь кровей, сложился тип самосознания, четко разграничивающий «своих» и «чужих». Выпускники Саратовского госуниверситета, получившие распределение в Донецк, насколько помнится, с трудом приживались там, натолкнувшись на кумовство, извечно присущее и Украине, и российскому югу.
     В Донбассе, и, тем более, в донецких верхах, с конца 80-х сочувствовали идее украинской независимости. В какой-то мере причина этого - переориентация инвестиционных потоков на Урал и Сибирь, произошедшая после смерти Брежнева, который покровительствовал Украинской ССР. Донбасс был на особом положении, первые секретари местного обкома ходили в любимчиках Кремля. Неудивительно, что с того времени, когда уроженец Горловки Засядько стал министром угольной промышленности Советского Союза, мафия и региональный патриотизм расцвели здесь буйным цветом. Испытать служебную дискриминацию в Донецке мог не только рядовой «кацап» - открыто посылали и московских чиновников, дабы показать кто в доме хозяин. А в армии словосочетание «донецкое землячество» было синонимом вопиющих форм дедовщины. В общем, ярлык криминальной столицы Украины прилип к Донецку не случайно. В годы независимости Янукович и Ахметов превратили город в гетто, где чужак мог быть гостем, но отнюдь не сохозяином. Естественно, Донбасс выступал антагонистом в отношении Киева и Львова, но терки с «бандеровцами» не означали его пророссийской ориентации, а выглядели дележом жирных кусков, борьбой за местом под солнцем. В какие-то моменты складывалось впечатление - донецкие готовы сдаться идеологически, лечь под «оранжевых». И вот в Краматорске представитель муниципалитета уже во всеуслышание заявляет о намерении выгнать из города кацапов с имперским мышлением, идет судилище над жительницей Макеевки Светланой Зайцевой (впоследствии умершей от туберкулеза, которым заразилась в тюрьме), что фактически было показательной расправой над русскими. Так что, по меньшей мере, наивно рассуждать о Донбассе как об исконной опоре России, да еще с учетом числа родившихся здесь украинских националистов. Чего стоит один диссидент Иван Дзюба, написавший книгу «Интернационализм или русификация?», где утверждается – «на Украине колониальный гнет под личиной братства» (это было сказано в момент, когда украинские громадяне могли ежедневно уплетать деликатесы, а в российской провинции большей частью питались мороженым хеком, синими курами и крупой-дробленкой).
          Ныне Донбасс борется против официального Киева с оружием в руках, но обернись ситуация иначе, не исключено, что «сепары» обратили бы огонь в сторону российских войск. Доводилось выяснять настроение беженцев из охваченных боевыми действиями областей Украины. В ближайших к театру войны регионах, куда устремился первый поток вынужденных переселенцев, бросилось в глаза множество роскошных иномарок с донецкими и луганскими номерами. Их владельцы вели себя крайне вызывающе и в случившемся обвиняли Россию, требуя компенсации. «Разве не знаешь? – повторял одноклассник, ставший на Украине бизнес-партнером Коломойского, - это Россия натворила!». Нет, господа, война в Донбассе – гражданская, и она, прежде всего, акт агонии несостоявшегося украинского государства.


                                                   *                                          *                                         *
    Collapse )